...в заблуждение. Радиоактивные тепловыделяющие элементы (топливные сборки), извлеченные из реакторов атомных станций, отличаются высочайшей степенью опасности — уровень излучения отработанного топлива в миллионы раз превышает степень радиоактивности ТВЭЛ перед загрузкой в реактор. При отсутствии защиты радиоактивное топливо после извлечения из реактора способно выдать дозу излучения, смертельную для человека, находящегося в метре от него.

Гибель наступает в считаннные секунды. Даже по прошествии десятилетий распада нахождение в течение пары минут в непосредственной близости от отработанного топлива несет смерть. Такие радиоактивные компоненты ОЯТ, как плутоний-239, остаются опасными для человека и прочих живых существ на протяжении сотен тысяч лет. Пожалуй, отработанные топливные сборки и высокорадиоактивные отходы — наиболее опасная для человечества субстанция.

Никто не может исключить вероятность того, что имеющиеся в топливе расщепляющиеся материалы могут достигнуть критической массы, вызвав неуправляемую цепную реакцию, выпускающую на волю огромное количество нейтронного излучения, производящего тепловую энергию в объеме, достаточном для полного испарения контейнера, где хранится ОЯТ.Таким образом, ядерные отходы предстоит хранить столетиями, избегая образования критической массы и изолировав их на сотни и тысячи лет.

Прежние и нынешние методики хранения ОЯТ

После каждого рабочего цикла, составляющего на американских АЭС 18—24 месяца, реактор заглушают для выемки четверти (трети) крайне опасных топливных сборок. Раскаленное и необычайно радиоактивное топливо затем переносят в бассейн для выдержки ОЯТ на территории АЭС.Огромные збассейны предназначены для охлаждения высокотемпературных отработанных ТВЭЛ под толщей воды.

Эти громадины изначально проектировались лишь для временного хранения. Атомщики предполагали, что позже отходы будут отправляться на переработку для извлечения расщепляемых урана и плутония (пригодных для производства нового топлива) либо на свалку — в «геологические места постоянного хранения», иными словами, в подземные хранилища.

В 70-е годы от переработки радиоактивных отходов отказались как от экономически невыгодной идеи. С тех пор угроза распространения ядерного оружия (не говоря уже о реальной возможности радиоактивного загрязнения воздуха и воды) и вопрос «геологического хранения» стали предметом ожесточенных политических и технических дебатов.

В итоге временные «мокрые» хранилища ОЯТ на американских АЭС разбухали от неуклонно растущего количества отходов, а станции десятилетиями занимались перекладкой отработанных сборок, чтобы высвободить хоть немного места в бассейнах. Радиоактивное отработанное топливо продолжало храниться в бассейнах на площадках давно демонтированных и якобы «ликвидированных» атомных станций!

О контейнерах сухого хранения

Пока бассейны заполнялись опаснейшими отходами под завязку, атомная энергетика и Комиссия по ядерному регулированию США (NRC) (далее комиссия. — Авт.) были заняты разработкой системы сухого хранения ОЯТ в контейнерах или «Независимой системой хранения отработанного топлива» (ISFSI). Цель программы — расширение существующих площадей «временного» хранения радиоактивных отходов при АЭС и строительство площадок, вынесенных за пределы станций.

По данным на март 2003 года, в США запущено в эксплуатацию 28 сухих хранилищ ОЯТ, расположенных на территории 22 штатов. Разработчики контейнеров сухого хранения прогнозируют только дальнейший рост количества ХОЯТ.В комиссии на этой теме предпочитают внимание не заострять, а данными по ХОЯТ делятся чрезвычайно неохотно. Так, на сегодняшний день на сайте комиссии представлена лишь карта ХОЯТ страны по состоянию на 2003 год, не представля-ющая ни малейшего практического интереса, — на ней даже не указано количество контейнеров, загруженных отработанным топливом.

Лишь после многократных ультимативных требований общественной службы по атомной энергетике (NIRS) комиссия в начале этого года согласилась предоставить карту размещения могильников ядерных отходов по состоянию на декабрь 2005 года.

Согласно этой карте всего на территории США размещено около 700 сухих контейнеров в 31 хранилище (как для хранения, так и для транспортировки). Естественно, надежность изделий, используемых для хранения столь опасных веществ, обязана постоянно контролироваться комиссией. ХОЯТ, получившие лицензию комиссии, вправе принимать на «ответственное хранение» ОЯТ из нескольких реакторов. А вот качество «контроля» вызывает сомнение у представителей NIRS, выпустившей специальный отчет, посвященный проблемам хранения ядерных отходов в сухих контейнерах.

Особо беспокоит представителей NIRS процесс лицензирования, несоответствие техническим требованиям, изготовление контейнеров еще до сертификации, а также абсолютное отсутствие технологии по выгрузке сухих контейнеров, уже отслуживших свое.

Процесс лицензирования

«Согласно положениям американского закона о политике в отношении ядерных отходов (1982 год) комиссия имеет право одобрить строительство ХОЯТ лишь на основании наличия у атомной станции общей лицензии на осуществление своей деятельности.

О номинальных мерах предосторожности по защите окружающей среды и общества (традиционно контролируемых при выдаче лицензий атомным станциям) даже речь не идет — никто не проводит специфическое исследование места расположения хранилища и не составляет отчет о степени влияния объекта на окружающую среду.

Более того, недоумевает американская общественность, не проводится никаких общественных слушаний по данному вопросу! При лицензировании все полагаются на первичный отчет о степени воздействия реактора на окружающую среду, составленный десятилетия назад, т. е. в те времена, когда такие отчеты еще никем не регулировались. Комиссия «автоматически» не обнаруживает никаких вредных воздействий на базе такого отчета».

Обеспокоенные американские граждане считают подобное штампование лицензий отходом от демократических ценностей. Первой такую «лицензию» на открытие сухого хранилища получила атомная станция Палисадес (Мичиган). В мае 1993 года комиссия дала «добро» на установку бетонированной площадки хранилища на песчаной дюне, которую посчитали «зоной высокого эрозионного риска» департамент природных ресурсов Мичигана, инженерный корпус вооруженных сил США и университет Мичигана. Участок расположен на склоне — всего в 130 метрах от водной глади озера Мичиган, служащего источником питьевой воды для десятков миллионов человек.

Реактор упомянутой станции сооружен на скалистом ложе, но две дюжины контейнеров сухого хранения, полностью загруженные смертельными отходами весом по 120 тонн, покоятся на метровой бетонной площадке, опирающейся лишь на зыбкий песок.


В начале 1994 года один из инспекторов комиссии заявил: «меня беспокоят последствия, к которым может привести любое землетрясение. Контейнеры либо свалятся в озеро Мичиган, либо погрузятся в песок. Для меня очевидно — комиссия не осознает катастрофических последствий своей привычки полагаться на нынешнюю политику». По прошествии 13 лет этим вопросом так никто и не занялся, а комиссия продолжает успешно штамповать лицензии для узкого круга избранных, куда входит и Holtec International, получившая реальную возможность апробировать американскую практику на земле Украины...

Контейнеры производятся без сертификации

Представители Информационно-справочной службы по атомной энергетике убеждены, что при сертификации американские компании по производству контейнеров руководствуются принципом: «сначала мы их построим, а уж потом задавайте нам вопросы». Это подтверждается и многолетними перипетиями общения компании Holtec International с комиссией, достаточно почитать многочисленные тома переписки на ее сайте www.nrc.gov.

«Серьезные претензии к процедуре сертификации контейнеров, проводимой комиссией, появились немедленно, — сообщает NIRS. — Данные свидетельствуют — процесс выдачи комиссией сертификата соответствия находился под неусыпным контролем производителей и представителей атомных станций страны, движимых стремлением к получению скорой прибыли».

Первым тревожным звонком стало увольнение Оскара Ширани, ведущего специалиста по качеству крупнейшей компании—поставщика ядерной энергии, связанное с выявленными этим экспертом конструктивными недостатками контейнеров от Holtec. Ширани, приглашенный консорциумом в качестве инспектора по контролю качества проекта и производственного процесса контейнеров Holtec, выявил 9 серьезных отклонений (некомпетентная сварка, многочисленные отходы от проектной документации и использование потенциально непригодных материалов).

Еженедельник «2000» подробно информировал читателей о перипетиях данного дела (№1—2(301) от 13—19 января 2006 г., «Мусорные баки для Чернобыля» на стр. А5), но хочется обратить внимание на крайне важный момент: Ширани обнаружил эти дефекты через несколько месяцев после того, как комиссия провела собственную проверку производственного процесса на Holtec, не выявив НИКАКИХ нарушений!

«Многочисленные технические проблемы с полностью загруженными сухими контейнерами возникают в стране с пугающей частотой, что заставляет обеспокоенных граждан, проживающих по соседству с ХОЯТ, обращаться с исками в суды с требованием «прекратить ядерные эксперименты в наших дворах» — отмечают эксперты NIRS.

«Повсеместно распространенные проблемы в процессе хранения и обработки высокорадиоактивных отходов демонстрируют опасную неадекватность деятельности комиссии и требуют исчерпывающего изучения. Несмотря на это, комиссия продолжает выписывать разрешения. В ближайшие годы десятки американских штатов планируют открывать хранилища отработанного ядерного топлива. Комиссия продолжает разрешать изготовление контейнеров еще до получения сертификата соответствия. Как только контейнеры созданы, на комиссию оказывается неимоверное давление с тем, чтобы она оказала помощь в «устранении» любых вылезающих наружу проблем. Атомная индустрия США так нажала на Комиссию по ядерному регулированию, что получила разрешение комиссии на самостоятельное «утрясание» проблемных моментов даже без уведомления федерального агентства, несущего ответственность за защиту здоровья сограждан, безопасность и сохранность окружающей среды»!

Никому неизвестно, как выгрузить контейнер с отходами!


В мае 1993 года природоохранные организации и штат Мичиган подали петицию в федеральный суд, требуя наложить запрет на загрузку контейнера марки VSC-24 на АЭС Палисадес, мотивируя это отсутствием безопасной методики извлечения ОЯТ.Комиссия и владелец станции (Consumers Energy) заверили суд в том, что выгрузка производится в порядке, обратном загрузке.

В августе 1994 года упомянутая компания обнаружила в четвертом загруженном контейнере марки VSC24 проблемы с качеством сварных швов и сообщила о намерении выгрузить отработанные топливные сборки обратно в бассейн. Вот тут-то и начались сложности.

Выгрузка ОЯТ с температурой 204С в бассейн с температурой воды 38С обязательно привела бы к образованию огромного количества смертельно опасного радиоактивного пара. Температурный перепад вполне мог бы разрушить уже распадающиеся топливные элементы, внутреннюю заваренную канистру необходимо было бы раскрыть менее чем за 50 часов, в противном случае во время выгрузки не удалось бы поддерживать процесс охлаждения, а топливо раскалилось бы до предела. Также отсутствовал способ безопасного удаления стальных прокладок-шайб, впрессованных в крышку контейнера.

Недолго думая, компания загрузила еще 9 дефектных контейнеров. Прошло более десяти лет, но «радиоактивный ящик» продолжает стоять на берегу озера Мичиган в ряду с двумя дюжинами таких же контейнеров сомнительного качества.

Что делать и как решить дилемму с отходами

Итак, что делать: оставить ядерные отходы в бассейнах или отправить на захоронение? Если сухие контейнеры столь ненадежны, может, стоит прибегнуть к прежней, «мокрой», технологии хранения? Однако в этом случае охлаждающие насосы должны работать круглосуточно на протяжении десятилетий. Если вдруг произойдет их поломка или остановка, раскаленное топливо за несколько часов превратит воду в пар.

Последние отчеты комиссии свидетельствуют: топливо, находившееся на охлаждении в бассейне на протяжении десятилетия, обладает способностью к спонтанному возгоранию при перегреве или контакте с воздухом. Пожар в бассейне — потенциальный источник огромного выброса радиации. К таким же катастрофическим последствиям может привести нарушение гидроизоляции бассейна и утечка воды. Поэтому многие склонны считать сухие контейнеры более безопасной технологией, но слово «безопасная» весьма относительно, поскольку отходы такого рода опасны всегда и везде.

Кроме того, контейнеры сухого хранения, выстроенные плотными рядами, хорошо различимы с большого расстояния. Поэтому граждане США, особенно обеспокоенные угрозой терроризма, например, члены неправительственной организации Сеть гражданского просвещения — CANпредлагают «укреплять» хранилища ядерных отходов, чтобы они не стали мишенью для террористов.

В США тоже звучат призывы транспортировать все ядерные отходы в одно постоянное хранилище, к примеру, в Юкка Маунтин — предполагаемое место национального могильника ОЯТ.Но и при этом существует угроза, поскольку отходы могут просочиться в подземные воды. Тревогу вызывает и транспортировка десятков тысяч отработанных ТВЭЛ в постоянное хранилище по территории всей страны, ведь транспортные контейнеры недостаточно протестированы, а персонал служб экстренного реагирования США плохо подготовлен на случай радиоактивной катастрофы.

Борьба за лидерство

Но кто же производит контейнеры, которые неизвестно куда потом девать, для Америки и всего мира? Эту информацию можно найти на сайте Комиссии по ядерному регулированию США в разделе http://www.nrc.gov/. В список двухлетней давности (более свежих данных комиссия не дает) входит 14 компаний, которые выпускают 16 типов контейнеров.

И хотя Holtec и посольство США в Киеве утверждают, что 80% американских ХОЯТ оборудованы контейнерами от Holtec International, по данным комиссии, наибольшее число моделей создано двумя фирмами — Transnuclear и NAC International. Но вряд ли посольство США станет дезинформировать граждан Украины, вероятно, оно просто поддержало благородный порыв Holtec поделиться с нами данными, пока засекреченными в США.

Но заглянем все же на сайт Transnuclear — одного из лидеров по данным комиссии. Там черным по белому написано: «Около 10 000 отработанных топливных сборок хранятся в 310 контейнерах нашей компании на территории США на 22 атомных станциях, что составляет около 2/3 общего количества всех установленных контейнеров».

Напомним, что согласно данным официальной статистики Комиссии по ядерному регулированию, на декабрь 2005 года в США находилось около 700 контейнеров на 31 станции, загруженных ядерными отходами. Обратим внимание на два факта. Руководство Holtec International активно (в том числе устами государственных чиновников и дипломатов) распространяет в Украине информацию о том, что компания установила более 80% всех американских контейнеров, т. е. 560 штук, но на своем официальном сайте не называет количество этих изделий. В то же время Transnuclear на собственном портале открыто заявляет себя в качестве единственного лидера на американском рынке с четким показателем в 310 контейнеров, оставляя на долю остальных производителей суммарно 390 изделий.

Кто бы там ни был лидером, благодаря «заботе» украинской власти нам скоро будет предоставлена возможность проверить на собственном здоровье «надежность» и «качество» сухих контейнеров, спроектированных и произведенных американской компанией, ставшей подрядчиком строительства захоронения в Чернобыльской зоне «в результате всестороннего, отрытого и прозрачного международного тендерного процесса», о чем всем в очередной раз посчитало необходимым напомнить посольство США 23 февраля.

Что с того, что радужная картина «открытости и прозрачности» тендера оказалась омрачена судебными разбирательствами, а оперативность дипломатической миссии США, ринувшейся разъяснять детали тендера украинской общественности, более всего напоминает лоббизм интересов компании Holtec в Украине?! Главное — Holtec каким-то образом удалось опять выйти сухой из воды.

И вот каким видит будущее Украины, а точнее, будущее в нашей стране Holtec International, президент этой корпорации Крис Сингх. Как передали 20 февраля NJBIZ и RedOrbit, г-н Сингх так очертил перспективы:

«У украинского контракта «безграничный потенциал», и 150 миллионов долларов — лишь начало, говорит господин Сингх. Поскольку Украина производит все больше ядерных отходов, уверен Сингх, Holtec предстоит в дальнейшем расширять мощность хранилища — и тут деньги потекут рекой...

А чего стоит само название вышеупомянутой статьи — Marlton firm snags a big contract in Ukraine. На русский язык глагол snag переводится как «перехватить», «отхватить». Иными словами, заголовок статьи по-русски звучит следующим образом: «Фирма из Марлтона отхватила жирный контракт в Украине»! Проявление неуемного восторга по поводу собственной крутости еще можно как-то понять, хотя ликование господ из Holtec по поводу контракта выглядит несколько странным для компании «с безупречной репутацией и безукоризненным финансовым и эксплуатационным списком» (в чем нас уверяют представители американского посольства).

Тем не менее дальнейшее ознакомление со статьей о «жирном украинском контракте» все ставит на свои места. Оказывается, в компании работают, по словам ее президента, 300 сотрудников (по некоторым данным, их реальное количество не превышает 140 человек), а крупнейшим достижением господин Сингх называет контракт на поставку сухих контейнеров в АЭС Троян в Орегоне на сумму 34 миллиона долларов в 2001 году! Тогда, по словам Сингха, Holtec «конкурировала с крупными компаниями». Вероятно, сегодня Holtec «доросла» до термина «корпорация» и «жирных контрактов в Украине» и начала забывать об осторожности.

А как иначе можно объяснить тот факт, что представитель Holtec Джой Рассел утверждает: «новый проект (речь идет об Украине. — Авт.) стартует немедленно, а строительство займет около 3 лет. Затем компания останется здесь по крайней мере на 4 года, чтобы складировать отходы и обучать местных работе на установке». Но американское посольство в Киеве убедительно заявляет: «Подписание контракта «Холтек—Энергоатом» — это лишь начало, а не завершение дела. Перед тем как начнется строительство, необходимо будет следующее:

— технико-экономическое обоснование, содержащее заключение украинских экспертов в ядерной отрасли о влиянии данного объекта на окружающую среду;

— местный референдум о размещении объекта и согласование с местным советом;

— уведомление соседних держав о своих планах;

— рассмотрение данного вопроса Верховной Радой».


Красиво звучат слова заокеанских дипломатов. Но все это должно быть сделано до заключения контракта с подрядчиком, иначе украинской стороне придется платить неустойку в случае отклонения контракта, к примеру, ВР. И потому заявления Holtec о немедленном начале работ внушают нам обоснованную тревогу. Как такое может быть и кому верить в ситуации, когда все заинтересованные стороны либо недоговаривают, либо откровенно лгут? Приведем еще один пример.

Пресс-секретарь компании гнРассел пишет: «Новое украинское хранилище будет аналогом хранилища, УЖЕ ПОСТРОЕННОГО компанией Holtec на атомной станции Hope Creek в округе Салем (штат Орегон)». Естественно, у нас возникло вполне здоровое любопытство: как же обстоят дела на этой американской АЭС, ведь такое же хранилище через 3 года может появиться и в Чернобыле? Поиск привел на портал известной общественной организации под названием NJPIRG из Нью-Джерси. «Когда потребителей нагло обманывают, когда угрожают нашей окружающей среде, когда голоса рядовых граждан подавляются ради особых интересов лоббистов, наша организация выступает в защиту и начинает действовать».

Оказывается, американских граждан крайне беспокоит такой факт: «По данным сайта компании Holtec International из города Марлтон, штат Нью-Джерси, она ПЛАНИРУЕТ НАЧАТЬ загрузку отработанного ядерного топлива в сухие контейнеры собственного производства на площадке реактора HOPE CREEK в округе Салем начиная с 2006 года». Обратите внимание — представитель Holtec говорит о данном проекте как о свершившемся факте, в то время как в действительности работы только планируются (или недавно начаты)! Нас в очередной раз обманывают...

По мнению этой общественной организации, нынешние владельцы реактора Hope Creek — Exelon и PSEG — представляют «опасную комбинацию», «учитывая их послужной список в вопросах соблюдения правил безопасности». «В работе с реактором Hope Creek компании Exelon и PSEG постоянно ставят вопрос извлечения прибыли на первое место, не думая о безопасности общества». «Три независимых исследования качества управленческого менеджмента в Hope Creek приводят к выводу: компания PSEG не желает нести необходимые расходы для поддержания АЭС в надлежащем состоянии». Вероятно, нежелание компании «раскошеливаться» по полной программе сыграло не последнюю роль в выборе поставщика «надежных» контейнеров.

Все эти примеры лоббирования интересов отдельных компаний, умалчивания и искажения фактов характеризуют соответствующим образом как американских дипломатов, так и отдельных представителей тамошнего бизнеса. Остается только разобраться, кто и как допустил столь «добросовестного» подрядчика к украинской ядерной энергетике...